Песков ходит к президенту с блокатором вирусов
ЮЯТК проводит для студентов «Час с пользой»
Федерация профсоюзов Якутии объявляет конкурс видеороликов 1 мая
Как богатые с Рублевки сходят с ума во время пандемии
В РФ сдать тест на коронавирус сложнее, чем задать вопрос Путину?

Эта яркая листовка явно выбивалась из кучи рекламного мусора, которым в очередной раз был забит почтовый ящик. И дорогой глянец, и содержание говорили сами за себя.

Новые авто – легковые, внедорожники – в автосалонах Москвы. Предложения официальных и авторизованных автодилеров. Продажа. Гарантия. Сервис. Audi Toyota Nissan Hyundai KIA Chevrolet Mazda Lada Skoda Suzuki Jeep Datsun BMW Mercedes-Benz Lexus Renault Subaru Mitsubishi Volkswagen Honda Land Rover Jaguar Mini Geely Foton Bentley Peugeot Porsche Changan Chery Citroen FIAT Infiniti Lifan Ravon УАЗ ГАЗ JAC Volvo Brilliance Cadillac Chrysler DFM Genesis HTM Haval Isuzu Zotye FAW Aston Martin…

516 салонов готовы предложить выбор на любой вкус и кошелек.

Как же трудно сегодня представить, что когда-то нужно было десятилетиями «стоять» в городской очереди на машину, периодически отмечаясь в каких-то важных списках и постоянно пребывая в сомнении относительно «левых» претендентов на желанную покупку. Получение заветного талона возносило счастливчиков чуть ли не до небес, оставляя в утешение менее удачливым призрачные надежды.

Но потом настали другие времена, и у людей появилась возможность самим распоряжаться своей судьбой, самим исполнять свои мечты. Все только начиналось…

Воспоминания о тех непростых годах и навеяла случайно попавшаяся на глаза красочная листовка…

***

Идея была более чем заманчива: за каких-то пять дней и пару миллионов рублей стать обладателем иномарки, да к тому же, между делом, глянуть на сказочный капиталистический рай. Уже съездившие в такой коммерческий тур в Японию по линии «Спутника» наперебой советовали не упускать «птицу счастья», которая при хорошем раскладе (имелась в виду, конечно, перепродажа) принесет миллион, а то и больше, прибыли.

«Если люди собираются попытать удачи вторично, стало быть, выгодно», — резонно рассуждали мы с сестрой и зятем и, не имея собственных капиталов, очертя голову, бросились в долги. Размеры их, хоть и страшили, но не настолько, чтобы перебить безумное желание в одночасье увидеть себя любимых за рулем красивых импортных автомобилей.

Досадным, правда, было то обстоятельство, что выбирать их предстояло, по колкому определению стойких приверженцев отечественного автопрома, на японской «свалке». Мы парировали, что за инфляцией все равно не угнаться, а значит, и не накопить на что-нибудь приличное.

Воображение, очевидно, разыгралось не у нас одних, поскольку на день отъезда набралась группа «Спутника» из двадцати шести человек. А, кроме того, в аэропорту на регистрации рейса мы встретились с семнадцатью такими же окрыленными и озабоченными согражданами, которых бдительно опекал бывалый представитель «Якуттуриста»…

Сегодня, вспоминая ту рискованную, безрассудную авантюру, в которую мы ввязались по собственной воле, хочешь не хочешь, а согласишься с народной мудростью: «Дурак думками богатеет».

Во-первых, сумма затрат в результате самостийного импорта выросла, вопреки заверениям туроператоров, минимум в два раза. Но это отдельный разговор для налоговой инспекции, которой, очевидно, покажется любопытной калькуляция сего вояжа. Во-вторых, к пяти дням запланированного пребывания в Японии прибавились десять суток пустопорожнего времяпрепровождения в Южно-Сахалинске в ожидании теплохода. В-третьих, и это самое неприятное, развитие событий в бездарно организованной поездке сулило немало неожиданностей. Причем, не всегда радостных…

Предоставленные сами себе, мы неприкаянно слонялись по холодной гостинице, без конца пересчитывали свои йены и доллары и с усилием подавляли подозрительность в отношении сомнительных типов, ошивавшихся у входа в «Турист». В каждом дюжем молодце нам виделся рэкетир, каковых в те годы повсеместно развелось, что грибов после дождя.

Как позже выяснилось, основания для серьезных опасений имелись. В соседней группе у женщины украли из номера 12 миллионов рублей. Иные последствия, кроме драки с какими-то местными задиристыми братками и приезда милиции, неизвестны, но важен, как говорится, факт.

Фактом было и то, что в каждом из трех автобусов, везших якутян в морской порт города Холмска, у передних дверей сидел человек в камуфляже и с автоматом. И присутствие «охраны», и пара джипов «Grand Cherokee» с затонированными стеклами, которые (пока мы рассаживались) «пасли» нас у гостиницы, заезжая то с тыла, то с боку, нагоняли страх и тоску. А уж от сомнений в необходимости подобных необдуманных затей, чреватых непредсказуемыми последствиями, и вовсе некуда было деться. Они множились с каждым часом.

Последующие наблюдения посеяли догадки о том, что нагнетание неуверенности и нервозности в течение всей поездки было кому-то на руку. В таком состоянии мы охотнее открывали кошельки, дабы откупиться от тех, кто нас, якобы, с оружием мог поджидать на причале, и «подсластить» чай чиновнику, ведающему отправкой парома, или его подельникам на железной дороге.

Везде, чувствуется, нас «вели», потирая руки в предвкушении дармовых чаевых. (Вот они, неучтенные затраты?!)

Слухи о том, что одну-две из купленных машин по возвращении опять же кто-то неведомый неизбежно заберет на «общак», и вовсе доконали своей конкретностью.

Что и говорить, не очень-то расслабишься и воспаришь в приятных мыслях, когда в воздухе постоянно витает невидимая угроза.

Но отступать было поздно — автобусы уже двинулись в двухчасовой путь. Впереди ждали семь километров крутой и извилистой части дороги на покрытом первым ледком Холмском перевале, маята с прохождением таможни в морском порту, посадка на теплоход «Юрий Трифонов».

День оказался настолько перенасыщен впечатлениями, тревогами и ожиданиями, что отчаливание от родных берегов все сочли за величайшее благо. Врезаясь в волны, «Юрий Трифонов» взял курс на Хоккайдо, куда через восемнадцать часов мы должны были прибыть.

Немного качало. Беспечно отмахивавшиеся поначалу туристы – «а, ерунда, пройдет» – вскоре лежали в лежку. Не вдохновляли ни парящие вдоль бортов чайки, ни чистый морской воздух, ни предстоящий ужин.

Впрочем, нашлись в группе и не слабаки: сходили в сауну, поиграли в теннис, откушали за всех страдальцев сразу и даже на пиво достало у них духу. Не то, что у нас...

Чертыхаясь и проклиная собственное сумасбродство, мы с холодными примочками на головах стонали на своих спальных местах в душной тесной каюте. Мутило... «Врагу не пожелаю», — на этих сердитых словах соседки я попросту отключилась. Наверное, это было для меня единственным спасением.

К утру помятые, обиженные на всех и вся, а особенно на неприветливость штормившего пролива Лаперуза, туристы, превозмогая дрянные ощущения, вышли к завтраку. В иллюминаторы уже виднелись лесистые сопки Хоккайдо с логично и красиво вписавшимися в них архитектурными «изысками» местных зодчих.

Издалека «повеяло» прагматичным, функционально добротным, дорогим — всем тем, что никак не вмещалось в ставшие привычными идеологические клише о загнивающем капитализме. Они никак не стыковались с открывающейся прекрасной живописной действительностью.

Пришвартовался «Юрий Трифонов» под бравурные звуки марша «Прощание славянки». С этим последним отзвуком отечественной гордости улетучилась и наша уверенность. «Акулы империализма» в лице бойких владельцев автостоянок приветливо и зазывающе махали слегка очумевшим гостям из своих намытых до блеска машин. Десятки их впритык друг к другу выстроились на причале к приезду очередных ловцов удачи.

Утверждение мадам из ТЭПО «Сахалинтурист» о, якобы, «никогда не обманывающих японцах» настолько ослабило нашу бдительность, что мы и не заметили, как втроем (каждого туриста ждал свой сюжет) «заглотили» обманчивую яркую приманку.

Хисао Хасагава – тонкий расчётливый психолог – разукрасил свою машину российскими флагами и написанными по-русски приветствиями, чем окончательно обезоружил нас.

Быстрый маневр в толпе еще не успевших оглядеться одногруппников — и мы помчались по извилистым чистым улочкам Отару, распираемые чувством превосходства над попутчиками, растерявшимися от нахального напора потенциальных продавцов востребованного товара.

Стоянка, куда привез нас Хисао-сан, представляла собой небольшую площадку, стиснутую с трех сторон каменными строениями. Здесь разместилось нечто вроде офиса-вагончика, вплотную к которому были наставлены штук двадцать машин разных марок. Хозяин «добивал» нас, уставших от ненавязчивого отечественного сервиса, безмерной услужливостью, гостеприимством и угощениями.

Таких простаков, как мы, у него перебывало, судя по всему, немало — полки в «конторе» оказались сплошь заваленными матрешками, расписными ложками, банками красной икры, шпрот, кальмаров, меховыми сувенирами и прочей отечественной «валютой».

С многочисленных фотографий, которыми завешаны стены, улыбался стоящий среди наших соотечественников Хисао Хасагава, любящий позировать в обмундировании советской армии и непременно со звездой. Одно слово — рубаха-парень.

Он сновал между машинами, взахлеб расхваливая их достоинства, хорошее состояние и скромные цены. Мы деловито открывали багажники, пробовали рессоры, разглядывали под капотами безукоризненно начищенные двигатели, хлопали дверями, проверяли «дворники», зеркала, нажимали на все кнопки.

И ахали, ахали... 4wd, автомат, кожаный суперсалон... Короче, как и следовало ожидать, после такого утомительного тестирования наша троица (зять Николай, сестра Марина и я) попросту ошалела, поддавшись внутреннему восторгу. А тут еще Хисао-сан, тыча пальцем в календарь, ошарашил известием: впереди, дескать, три выходных, и таможня работать не будет. В том, что в День физкультурника (!) в Японии тоже отдыхают, нам даже не показалось подозрительным – мало ли чего в их сытой буржуинской жизни возможно…

Выходит, останется только день отплытия?! Бог мой, конечно, берем, куда деваться-то...

Словом, всучил-таки Хисао Хасагава нам свою «Mazda», и мы, почти не торгуясь и махнув рукой – была не была! - сдались на милость ушлого дельца.

К вечеру первая покупка уже «мозолила» глаза обитателям теплохода; ею был открыт ряд, в который в течение последних трех дней выстроились около 130 «японок». Всех их «Юрию Трифонову» предстояло взять на борт.

Но вернемся к нашим попутчикам. Забегая вперед, скажу, что, в конечном счете, все, кто хотел, нашли себе по вкусу машины, один — чуть ли не за три часа до отхода судна. Однако трудов и нервотрепки это стоило немалых. Люди озабоченно мотались по автостоянкам, отчаянно торговались, победно фотографировались на фоне импортного великолепия, а потом, обнаружив прикрытый косметикой брак, возвращали покупки. Не все, конечно... Но таких случаев было немало.

Обидно не то, что Хисао Хасагава «нагрел» нас на пару сотен долларов, скрыв при этом истинный возраст «Mazda», а то, что пришлось разувериться в «никогда не обманывающих японцах». Впрочем, кого винить? Они вели себя так, как и наши торгаши на барахолке. Мягко говоря, лукавили насчет года выпуска машины, скрученного километража, искусно маскировали вмятины и царапины, ржавые полы в багажниках и подтекающие маслопроводы. Но зато как красиво обставляли свой бизнес!

В салонах авто покупатели находили кучу «презентов»: запасные колеса, коробки яблок, бананов, груш, детские игрушки. Не стану грешить на всех владельцев стоянок. Были действительно добротные, ухоженные машины, были действительно честные, порядочные хозяева. Кому как повезло. Но то, что мы от души набегались по Отару и Саппоро в поисках нужных и по карману моделей, это уж точно.

Возвращаясь на теплоход, попутчики шумно делились впечатлениями и огорчениями, планируя набеги на очередные автостоянки. Благо, их там очень много.

Конкуренты из Саппоро контролируют работу коллег из Отару, но не перебивают клиентов. Ожидают своего часа. А он непременно наступает, поскольку, что ни день, то кто-нибудь да швартуется в порту.

Одновременно с «Юрием Трифоновым» там стоял видавший виды небольшой теплоход «Строгий», занимающийся перевозкой из Сеула в Отару деликатеса — морских ежей. Бывалые ребята много чего нам подсказали — им не впервой загружаться машинами под завязку.

Пришвартовавшийся следом «Геолог Приморья» подогрел аппетит торговцев. Они сразу взвинтили цены, которые в день отплытия к вящей нашей досаде стали опять чуть ли не бросовыми. Но, как говорится, поезд ушел…

Мы же к тому времени привезли со стоянки Джорджа «Toyota Starlet», которая больше радовала глаз, нежели «Mazdа». Но полного удовлетворения, тем не менее, не было. Таяли деньги, душили цейтнот и усталость, а третьему из нашей компании продавцы никак не могли угодить. Почти под занавес, наконец-то, нашелся устроивший всех вариант.

Между тем, трейлеры продолжали ежечасно подвозить новые приобретения россиян. Правда, к автомобилям на грузовом причале теперь прибавились холодильники, микроволновые печи, телевизоры, видеомагнитофоны, стиральные машины, аккумуляторы и т.д. Причем, все — бывшее в употреблении, купленное моряками за бесценок. В ответ на наше изумление они хитро улыбались и панибратски хлопали по плечу: «Да за этим добром в Холмске уже очередь в три ряда стоит!».

Впрочем, чего уж нам так удивляться? Ведь только мы, советские, способны были донашивать платья до дыр, сапоги носить в починку десять лет, мечтать, чтобы телевизор служил до конца жизни, а утюги были вечными. У японцев с этим куда как проще. В нашем представлении, так они — просто моты.

Белая зависть сменялась восторгами по поводу изобилия, чистоты, красоты, тихой, неспешной, размеренной японской действительности. Зеркально гладкая платная скоростная дорога в Саппоро (на которой многих укачало), девственная зелень окрестностей, разнообразие аккуратных симпатичных коттеджей — все поражало в непривычном для нас укладе жизни. Вплоть до машины-бетономешалки, что сверкала, словно начищенный самовар.

Вообще, Отару оставил приятное впечатление и своим внешним видом, и внутренним содержанием. Торговый порт, названный именем песчаной горной речки, славится свежими морепродуктами. Целые рыбины во льду выставляются на прилавках, притягивающих взоры гурманов. Описание магазинов сознательно опускаю, дабы не изводиться от воспоминаний.

Японцам, познавшим все блага цивилизации, странными представляются такие наши извечные проблемы, как перебои с горячей водой, отсутствие нормальных туалетов и дорог! По поводу их они очень сетовали в разговорах с туристами. «Да разве ж это трудности?» — спросим мы себя. Какие, право, смешные бывают иностранцы... Однако не смешнее нас, покупающих у них товары, кому-то уже послужившие на славу.

Надо сказать, что продажа подержанных автомобилей считается в Японии едва ли не самым выгодным частным бизнесом. Наладив своего рода безотходное производство — сбрасывая на чужой рынок старье, капиталисты не торопятся дать «добро» на вывоз машин суперкласса последней волны — самим нужны. Коль есть спрос на устаревшие, утратившие первоначальный лоск модели восьмидесятых годов, отчего бы не избавиться от них?

И избавляются — только шум стоит.

Незабываемые ощущения получили мы во время погрузки. Как же ювелирно, спокойно работали японские автокрановщики, заполняя свободные пятачки и закоулки нашего теплохода! Это надо было видеть. «Toyota», «Mazda», «Suzuki», «Subaru», «Nissan», «Honda», «Hyundai» теснились во всех проходах. Новые их владельцы хватались за валидол, глядя, как машины ставят «на попа», заваливают на перила верхней палубы, привязывают к леерам.

Старпом, огрызаясь на замечания, не стеснялся в выражениях, дескать, в иные времена «Юрий Трифонов» бывал увешан автомобилями, словно новогодняя елка. Но перспектива затонуть на обратном пути к родным берегам нас совсем не прельщала, и мы молили бога о скорейшем завершении ответственного момента. Для некоторых перевозчиков, судя по всему, ситуация иногда заканчивалась печально.

Когда последнему авто нашлось наконец место на судне, вся группа облегчённо вздохнула. Столько пережито, столько разнообразных впечатлений... Рассказать же надо друзьям-приятелям...

Разве забудешь, к примеру, «Теrmi» — водно-оздоровительный комплекс в Саппоро с его необыкновенными чудесами, развлечениями, предавшись которым в единственный отпущенный нам день отдыха, мы уравновесили отрицательные эмоции?! Если уж говорить о сказке, то она была именно здесь.

Никаких эпитетов не хватит, чтобы описать бассейны, водопады, сауны, солярии, бары, аттракционы, по которым, чувствуется, «сходят с ума» и взрослые, и дети.

«Сошли» и мы, поэтому возвращаться в действительность было ох, как неохота. Но нас ждали завершающие хлопоты, забеги на длинные и короткие дистанции — на стоянки, за сувенирами, в банки.

Кстати, о последних. Вот уж где мы поставили в тупик вежливых, улыбчивых, вечно кланяющихся японцев, так это тут. Шумная ватага с теплохода, вошедшая в банк поменять деньги, внесла панику в ряды предупредительных клерков. Они терпеливо начали объяснять, дескать, рядом еще есть подобные учреждения, не надо толпиться и создавать ажиотаж. Но наши люди, боясь потеряться в чужом городе, предпочли выстроиться в монолитную очередь, потому как стоять, хоть за чем, у нас в те годы было в порядке вещей.

Продолжая тему малоприятных отечественных привычек, скажу, что грязнее места, чем у теплохода «Юрий Трифонов», в морском порту не было.

Пассажиры, нимало не стесняясь, повсюду бросали пивные банки, окурки, фантики от конфет, коробки. Все это безобразие очень емко вобрала в себя надпись, выцарапанная высоко на фонарном столбе – вот ведь не поленился кто-то вскарабкаться. «Здесь был я». До боли родное признание... От него никуда не деться. Везде БЫЛ НАШ ВАСЯ!

Буквы назойливо лезли в глаза, когда уже с борта теплохода прощальным взором мы окидывали Отару — город, где есть русский музей (жаль, что нам его не показали), где на пешеходных переходах кукует для слепых людей кукушка, где коровам в рацион добавляют пиво, чтобы мясо было как свинина, где таможенник за (одну!) минуту удостоверяет твою личность (в Холмске каждого разглядывали в пять—десять раз дольше) и еще за одну — оформляет машину, где есть отличные парикмахерские для собак…

Восторгов набралось, на самом деле, куда больше, чем сказано здесь. И мы не уставали восхищенно восклицать и вздыхать от сожалений о несбыточном, пока на обратном пути шторм — более настоящий, чем первый, не придавил нас к подушкам.

Казалось, этот кошмар никогда не кончится. И он, действительно, продлился, потому что пришлось болтаться в полном смысле слова лишнюю ночь на рейде Холмска из-за невозможности причалить. Пассажиры от морской болезни «зеленели» на глазах, проводницы ругались, подбирая очередные осколки на полу у титана, под краном которого один за другим лопались взятые из холодильников графины с водой. Не спасали ни ледяные напитки, ни горячий чай с лимоном, ни кондиционеры.

Хотелось только одного — ступить на родной желанный берег. Бог с ней, с этой Японией, с этой чертовой заграницей.

Когда долгожданный час настал, мы вдруг отчетливо осознали, что главные трудности ждут впереди. Не вдаваясь в детали, конспективно скажу об остатке пути. Омоновцы (за отдельную плату) охраняли нашу колонну на отрезке дороги от теплохода до парома, который после утомительной, с матами и разборками погрузки пошел на Ванино.

Там была перевалка в вагоны и перепалка с чиновниками-мздоимцами. Собирали последние тысячи — лишь бы уехать. Четыре дня в прокуренном вагоне и гадание вслух и про себя, встретят или не встретят в Сковородино, еще сильнее накаляли обстановку. Некоторые из попутчиков только собирались на курсы по вождению автомобиля, а потому ждали профессионалов из Якутска — предстоял труднейший перегон.

Но больше всего мы нервничали из-за того, что вот-вот должна была закрыться паромная переправа через Лену. Остаться с машинами за рекой, рядом с домом — хуже ничего не придумать.

— В Сковородино меня не встретили, — рассказывает Сергей. — Что было делать? Растерялся, конечно. Водительских прав нет. Спасибо Николаю – он по-быстрому показал кое-что — я-то ведь больше теоретически знал. Считаю, чудом проскочил по такой тяжелой, «убитой» дороге. Более тысячи километров — где грунт, где асфальт. Около десяти «японок» остались на трассе — не выдержали, поломались на наших бесчисленных ухабах. Один дедок в кювет угодил. Приятель приехал без лобового стекла и чуть не обморозился. «Honda» моей соседки Натальи осталась из-за неисправности в Алдане.

…Мы едва успели к последнему парому. Несколько пришедших следом машин перебрасывал вертолет. Да, как ни крути, дорогое удовольствие… И небезопасное. На днях встретили знакомых, тоже пригнавших иномарки из Владивостока. Обстрелянные увязавшейся за ними погоней, они кое-как вырвались с трассы, снискавшей за последние годы сомнительную славу у водителей.

Экстрим в чистом виде! Но, похоже, этим не остановить. Ведь для кого-то очень привлекателен такой заработок. Высокое качество японских автомобилей славится во всем мире. Слишком велик соблазн.

Правда, теперь он маячит не только с востока. «Volvo», «Chevrolet», «Audi» и прочие популярные авто с запада — чем не вариант?

На вопрос о своем самом главном впечатлении от поездки в Японию один из наших попутчиков с горечью сказал: «За державу обидно».

Трудно не согласиться…

P.S. С «Nissan Bluebird» (1987 г.), который я купила, как говорится, за компанию, вскорости пришлось расстаться. Во-первых, мне вовсе не хотелось садиться за руль – это не моё… А, во-вторых, приставшая, как банный лист, знакомая не оставила никаких шансов для отказа в ее слезной просьбе. Уж больно приглянулась женщине моя иномарка.

О прибыли, взлелеянной в мечтах, и вовсе пришлось забыть. Надо было скорее рассчитываться с долгом и нарастающими день ото дня процентами по нему. Ненастный октябрь 1993-го казался еще более серым и унылым, чем обычно…

P.S.S. Когда в 1998 году во Владивосток за машиной собрался лететь муж, меня охватила паника – столько ужасных слухов набралось к тому времени вокруг актуальной «горячей» темы, связанной с перегоном иномарок. Да и собственные малоприятные воспоминания о поездке на восток не давали покоя.

Но ни слезы, ни уговоры, ни мои заверения в привязанности к нашему «жигуленку» не поколебали решения главы семьи. Провожала его словно на поле боя, а потом, забросив все дела, маялась в томительном ожидании известий с дороги.

Опуская подробности, скажу, что через десять дней я встречала любимого как героя. С пирогами и цветами. Во дворе дома стоял красавец «Mitsubishi Pajero», за рулем которого сидел счастливый супруг.

Мужские радости, они так важны! И так вдохновляют! Следующая мечта была неотвратима – легендарный внедорожник Toyota Land Cruiser…

Наталия КИМ.

Фото автора и из открытых источников.

Поделиться в соцсетях

Если вы стали очевидцем интересного события или происшествия, присылайте фото и видео на Whatsapp 8 909 694 82 83
24.02.2020 15:21 (UTC+9)
Комментарии: 5
Читатель 24.02.2020 16:56

++++++++вспомнил прошлое))))


Саня 24.02.2020 17:13

Трудные были годы, но и правда, есть что вспомнить. Мы тогда действительно многое для себя только открывали и были готовы на все. В Японию тоже ездил, как будто свой дневник прочитал


Интересное время было 24.02.2020 17:53

Накопление первоначального капитала - кто в Японию, кто в Ю.Корею, кто в Турцию, Италию, Германию, Грецию. Однокурсница возила шубы из Китая под заказ, сейчас трехэтажная гостиница в Геленджике. Сейчас так подняться не дадут...


Димон 24.02.2020 18:42

Все это было с риском для жизни. Я помню, как был перекрыт в Якутске пр.Ленина под базар, прямо перед русским драмтеатром торговали. Много тогда и людей погибло.

на первые зарубежные машины смотрели как на диковинки, а потом пошло-поехало.


колючка 25.02.2020 11:15

Мне было проще, у меня супруг тогда на "Иван Строде" работал, поэтому мне это богачество на причал родного порта Зелёный Мыс доставлялось, у меня даже пылесос сохранился с тех времён, правда муж новый брал, так он до сих пор работает, с 93 года.


ЛЕНТА НОВОСТЕЙ