"Впереди – дорога к новым вершинам!"
Три женщины стали жертвами ДТП за сутки в Якутии
Энергетики локализовали лесной пожар в Якутии
Мост через реку Тюкян в Якутии открыт
О снятии ограничений в Якутске пока не может быть речи

Наш проект "Рожденные в Якутии", получивший популярность среди читателей, с этой публикации дает старт авторским материалам и о тех людях, кто, родившись в республике, связал именно с ней свою судьбу. Всех их объединяет не только место рождения, но и то, что все они личности - со своими взглядами и поступками, люди решительные, не отступающие от своих принципов, не теряющие веры в добро и справедливость, даже если жизнь обходится с ними жестоко.

Как мало мы подчас знаем о тех, с кем долгое время жили бок о бок, с кем вместе строили планы и добивались первых успехов, переживали первые неудачи. Те мальчики и девочки живут в нашей памяти, хотя они уже давно родители, бабушки и дедушки и даже прабабушки и прадедушки. Новые информационные технологии позволили многим поколениям одноклассников (да, я о них!) восстановить былые связи. Но и это общение бывает, что называется, накоротке: "Доброе утро!", "Хорошего тебе настроения на весь день!", "До связи!".

Настоящим открытием для меня стала моя одноклассница Рая Тарабукина - в Якутии она известна как Омукчанова Раиса Петровна, заслуженный учитель Республики Саха (Якутия). В общем-то знала, что у нашей Раи далеко не легкая жизнь, но то, что она перенесла столько жестоких ударов судьбы и не сломалась, не утратила способности радоваться хорошему и продолжает нести добро людям, не представляла.

Мы с ней тепло вспомнили свою Хандыгскую среднюю школу, наш класс. Рая написала мне: "Однажды в Хандыге Таня Дубасова решила нас собрать и организовать встречу в ресторане. Мы готовились, так хотели встретиться, но что-то случилось, и встреча не состоялась. На нашей свадьбе шаферами были Галка Иванова и Коммунка Мамин. Почетным гостем был Юра Ермаков.

8"а" с классными руководителями: Т.В.Бондаревой (7-10 класс) и Т.И.Голоперовой (5-6 класс), 1966 г.

Еще дни рождения помню. Была у нас парочка: Надя Новосельцева (наша первая красавица) и Витя Егоров. Помню, как на уроках нас всегда смешил Васька Филиппов. Он же увлекался футболом, подражал комментатору Озерову, по-моему. Сидел за нами и комментировал ход урока в духе футбола. Типа: вот на поле появляется игрок под номером номером 5 Мамин, быстро приближается к воротам, т.е. к доске, обходит судью, учителя, и пытается решить сложную задачу, провести мяч и - опять неудача и т.д. Гоол и мимо! Мы с Розой Булдаковой постоянно хихикали, слушая Васины комментарии, и, конечно, получали от учителей замечания.

Таня Дубасова всегда такая маленькая ростом, потом стала Татьяной Чурсиной, такой красавицей. Когда она работала в Хандыгской школе, мы иногда с ней встречались. А где сейчас Таня Казакова?"

10 "а" и любимый учитель истории И.А.Солохин, 1968 г.

Поздравляя с 15-летием портала SakhaNews, Рая написала мне столько добрых слов, что можно возгордиться, пожелав от имени выпуска 1968 года быть "всегда такой же яркой, умной, креативной"! Эти слова одноклассницы дорогого стоят.

Кстати, в Хандыге и сейчас живут Надежда Тарбеева, Тамара Тирских, Екатерина Павлова и Людмила Охотина. Классный "комментатор" Василий Филиппов стал академиком, известным ученым. Как и Василий Чириков, живет сейчас в Якутске. К сожалению, уже ушли из жизни наши Татьяна Чурсина, Виктор Егоров, Коммунар и Поликарп Мамины, Юрий Ермаков, Мира Сивцева и Павел Терехин. Как сложилась судьба некоторых из одноклассников, к сожалению, не знаем.

Раиса Петровна так обстоятельно ответила на вопросы ИА SakhaNews, что мы решили представить ее воспоминания о прошлом и мысли о настоящем в виде монолога: не хочется перебивать даже короткими вопросами ее интересный рассказ.

Тамара ШАМШУРИНА.

***

Родилась я 26 декабря 1950 года в селе Томпо. В то время это был районный центр. Мои родители – отец, Тарабукин Петр Степанович и мать, Сметанина Анастасия Саввична – были родом из Таттинского улуса.

Отец был самым младшим в семье. У него было четыре брата. Когда началась война, пятерых братьев призвали в армию. Но в районном центре - Ытык-Кюеле - главный в военкомате пожалел их и оставил самого младшего, моего отца, его комиссовали из-за изуродованного указательного пальца на правой руке.

В годы войны папа вместе с дедом охотились и обеспечивали все население деревни мясом. И благодарные люди потом, после войны, говорили, что Тарабукины спасли их от голодной смерти. Но весной 1945 года отцу все-таки пришла повестка, и пока он пешком добирался до Якутска, война закончилась.

Отец вернулся домой. Друг за другом стали возвращаться с фронта его братья. Моя бабушка не повторила судьбу всем известной в республике Февронии Малгиной, у которой на войне погибли пятеро сыновей. Из братьев Тарабукиных погиб смертью храбрых самый старший, Алексей Степанович. В восьмидесятых годах его дочь Елизавета Алексеевна нашла могилу отца на Украине, в г.Котовске.

Бог сохранил жизнь четверым братьям. Все они женились, обзавелись семьями, родили детей. В конце сороковых годов отец вместе с женой, моей мамой, переехали в Томпонский район.

В Таттинском районе родилась моя старшая сестра Клавдия, в Томпо – я, в Крест-Хальджае - младшая сестра Надежда. В 1955 году районный центр переместился в Хандыгу, и родители переехали туда, там в 1960 году родился долгожданный сын Анатолий.

Мои две сестры и брат до сих пор живут в Хандыге, там похоронены родители, прожившие в любви и согласии 57 лет. У нас в семье всегда была спокойная обстановка, никогда не было громких ссор, скандалов, мы ни разу не видели отца пьяным, хотя родители были общительными людьми, по праздникам всегда были у нас гости. Я очень благодарна родителям за спокойное счастливое детство.

На "золотой свадьбе".

В 1957 году я пошла в школу. Население Хандыги было русское, а я ни слова не знала по-русски. Еще на мне было, помню, школьное платье зеленого цвета, ткань коричневого цвета в магазине закончилась, и маме пришлось шить мне платье из зеленого сатина.

Несколько месяцев я ничего не понимала на уроках, но научилась читать и писать. Оказывается, такое бывает: не понимая смысла слов можно научиться их писать и читать. Учительница была очень довольна мной, а то, что я не отвечаю на ее вопросы, она принимала за стеснительность. Но после Нового года я немного освоила русскую речь и уже могла дать отпор мальчишкам, если меня обзывали.

Так началась моя учеба, и быстро пролетели десять лет. В то время Хандыгская школа славилась очень хорошими учителями, мастерами своего дела, высокими профессионалами. Знания, полученные от них, помогли нам определиться в жизни. Мы стремились к знаниям, поэтому на уроках всегда было интересно, узнавали что-то новое, ходили в библиотеку и, помню, даже записывались в очередь за новой книгой. Там работала подруга моей мамы тетя Лиза и «по блату» оставляла мне интересные новинки. Когда в руках у меня оказывалась непрочитанная еще книга, я бежала домой и запоем читала, забывая обо всем. Я даже по ночам читала под одеялом, с фонариком (родители по режиму строго в десять вечера выключали свет).

Успешно сдали выпускные экзамены и разлетелись в разные стороны. Со многими из них я так больше и не встретилась.

Подружки: (слева направо) Света Колодезникова, Рая Тарабукина, Роза Булдакова и Зина Андросова, 1968 г.

А вот с самой моей закадычной подружкой Розой Булдаковой мы встретилась почти через 50 лет. У Розы родной дядя жил в Киеве. И она, чтобы не отстать от одноклассниц, которые улетели кто в Москву, кто в Читу, кто в Ленинград, решила махнуть на Украину.

Я ее не отговаривала, провожала в аэропорту и не знала, что мы расстаемся с ней на полвека. И в порту случился с нами такой казус: у Розы украли чемодан, пока пили с ней лимонад в буфете. Мы побежали к милиционеру, он на нас накричал. Роза плакала, больше всего она жалела школьный фотоальбом. Хорошо, что документы и авиабилет были у нее в сумочке. Вот так я проводила свою заплаканную подругу в дальнюю дорогу.

Они же в 2018 г.

Сейчас Роза живет в Риге. Несколько лет назад с сыном и внуком приезжала в Якутию, чтобы показать детям свою историческую родину.

А для меня Якутск был как Москва, ведь до окончания школы я дальше Усть-Татты никуда не ездила. Сразу поступила в Якутский госуниверситет, на филологический факультет. Началась студенческая жизнь, очень не похожая на школьную.

Если я раньше влюблялась, то виртуально и только в киноартистов типа Вячеслава Тихонова. И когда за мной стали ухаживать молодые люди, я не отвечала взаимностью, потому что они не были похожи на Ланового или на Казакова. Но один все-таки покорил мое сердце. И со мной случилась банальная история, которая в жизни происходит чаще, чем в кино. Он оказался женатым человеком. Узнав о беременности, просто исчез из моей жизни. Я вернулась домой, мне было очень стыдно перед родителями, но они ни одного плохого слова мне не сказали. У меня родился сын, мне было девятнадцать лет.

Родители настояли, чтоб я продолжила учебу, они очень хотели, чтоб я получила высшее образование. Так получилось, что сын Алеша (папа назвал внука в честь погибшего брата) рос у бабушки и дедушки, они были для него близкими людьми. Ко мне относился как к сестре. Он был очень похож на моего младшего брата Толю, и внешностью, и характером. Голоса были совсем одинаковыми, я по телефону их вообще не различала, всегда спрашивала: это кто, Толя или Алеша? В 1989-м во время службы в армии Алеша погиб, похоронили его в Хандыге. До сих пор чувствую вину перед ним и родителями.

Замуж я вышла по любви. Олега встретила в студенческом общежитии. Родом он из Верхневилюйска, в семье был старшим ребенком. Поэтому был очень самостоятельным. По происхождению, по воспитанию мы были очень схожи. Мы были так похожи друг на друга, что оба, оказывается, носили в себе какие-то неправильные гены, которые, скрестившись, в детях развивают болезнь Фридрейха. Я потом много узнала об этой болезни, из тысячи браков один оказывается таким «фатальным». И надо же, такое случилось с нами!

В 1975 году у нас родилась дочь Ирина, в 1980 году – сын Игорь. Оба с такой болезнью. Она вначале никак не проявляется, но потом, с годами начинается мышечная атрофия, которая приводит к инвалидной коляске.

Дочь начала болеть с пяти лет, мы были с ней в Новосибирске, Благовещенске, Москве, пока наконец нам не поставили окончательный диагноз. Ирина умерла в 2014 году в возрасте 39 лет.

Игорь рано начал бороться с болезнью, смог закончить школу и поступить в университет. Но из-за болезни не докончил учебу. Сейчас он инвалид 1 группы, колясочник, но никогда не жалуется на жизнь. Занимается фотографией, освоил компьютерную технику. Обслуживает все население села, выполняя услуги по распечатке, ксерокопированию, ламинированию и т.д. Он очень общительный, у него много друзей, знакомых.

Младший сын Илларион (мы его называем Лариком) родился в 1987 году. По всем правилам он тоже должен был родиться больным. Но к этому времени я познала Бога, Иисуса Христа. Сделала покаяние, прошла крещение, полностью доверила свою судьбу Ему, Всевышнему. И Бог пожалел меня, я родила здорового ребенка.

В 2008 году сын мой женился, перед свадьбой он прошел генетическое обследование, которое показало, что он совершенно здоров. Кстати, невестка Клара тоже прошла обследование. Я настояла, на всякий случай. У них родились две дочки, наши чудесные внучки; Дианочке сейчас 7 лет, она уже первоклассница, а Миланочке, моей сладенькой, пять. Слава Богу!

В 1974 году после окончания университета меня направили в село Крест-Хальджай учителем русского языка и литературы. В Крест-Хальджайской средней общеобразовательной школе я работаю 46 лет. Сначала - учителем русского языка, затем - заместителем директора по учебно-методической работе, то есть завучем. С детьми у меня полное взаимопонимание. Никаких конфликтов с ними и их родителями никогда не было.

Как классный руководитель выпустила четыре класса. Первые мои выпускники – уже сами пенсионеры. И все равно за них болею душой и радуюсь их успехам.

Когда меня назначили завучем, спустя какое-то время почувствовала себя классным руководителем учителей. И стала с ними работать. Хотела, чтобы они стали профессионалами в своем деле. Проводили всевозможные конкурсы, участвовали в разных семинарах, конференциях, учились на разных курсах повышения квалификации. В результате двенадцать лет подряд наши учителя становились победителями районного конкурса «Учитель года» и успешно участвовали в республиканском конкурсе. В институте повышения квалификации в Якутске даже говорили; «В Томпонском районе только одна школа что ли, Крест-Хальджайская?».

Пять учителей нашей школы завоевали грант Президента России (такого успеха не добилась ни одна школа в республике). А о грантистах республиканского уровня я и не говорю: почти каждый второй. Сама школа становилась победителем республиканского конкурса инновационных проектов (грант на 500 тысяч рублей), экспериментальной площадкой, инновационной площадкой (грант на 10 000 000 рублей).

С коллегами на отдыхе, 2020 г.

С группой учителей ездили в Москву, участвовали в конкурсе «1000 лучших школ России» и стали победителями, несколько учителей вошли в число «1000 лучших учителей России». Два раза ездили в Санкт-Петербург и вошли в число «100 лучших сельских школ России». Для учителей организовали клуб «Путешественник», ездили в образовательные туры в Китай, в Арабские Эмираты, в Южную Корею, три раза были в Москве, два раза в Санкт-Петебурге. Участвовали в международном конкурсе имени А.С.Макаренко и заняли второе место. Результат налицо: двадцать шесть учителей нашей школы из тридцати трех – Учителя высшей категории.

Я горжусь нашими учителями. Хочется некоторых назвать поименно (пусть на этом портале, который пользуется большой популярностью в Якутии, прозвучат имена лучших учителей республики): Павлов Гаврил Кириллович, Охлопкова Елена Семеновна, Сивцева Маргарита Власьевна, Охлопкова Наталья Ивановна, Сыромятникова Людмила Романовна, Николаева Мария Афанасьевна, Тегюрюкова Валентина Власьевна, Ягодина Елизавета Викторовна, Харитонова Елена Васильевна, Бравина Лилия Николаевна, Харитонов Александр Егорович и многие другие. Пусть простят меня коллеги, которых я не назвала, в следующий раз это сделаю.

У нас с мужем было много планов на будущее. В 2012 году купили в Якутске участок, решили строить капитальный дом, чтобы в будущем переехать в город и помогать сыну растить детей. Каждое лето приезжали в Якутск и на накопленные за зиму деньги осуществляли свой план. Дело шло медленно. Муж почти достроил дом (он получился огромный: двухэтажный, площадью почти 300 кв м.), не успел только провести газовое отопление. В 2017 году он скоропостижно скончался, не придя в сознание после операции на сердце.

С Олегом мы прожили 43 года, семи лет не хватило до золотой свадьбы. В Крест-Хальджае у нас частный дом, дача на берегу Алдана. После развала Союза, когда трудно стало с продуктами, мы завели корову. Да, я научилась доить корову, сепарировала молоко, у нас было свое домашнее масло. Хозяйство разрослось, двадцать лет держали мы скотину, у нас были куры, даже занимались кролиководством. Но я не ела крольчатину, поэтому кроликов потом распродали.

У Олега была очень хорошая черта: он ни перед чем не останавливался, всегда находил выход из положения. Я всегда этому удивлялась. Был очень общительным человеком, с незнакомыми быстро находил общий язык. Однажды мы ехали в поезде, так он со всеми перезнакомился, потом в купе стучали разные мужики и спрашивали Олега.

Долгое время работал начальником ЖКХ в поселке, главным дорожным мастером, участвовал в строительстве дороги «Колыма». Я за ним была, как говорится, как за каменной стеной. Привыкла, что все проблемы в семье решал он, а сейчас приходится самой.

Сыновья пошли в него. Особенно Игорь, старший. Свои проблемы тоже решает сам, кому-то звонит, кому-то платит, а дело уже сделано. Я даже некоторые проблемы на него перекладываю, например, снег во дворе почистить, он с кем-нибудь договаривается: "Я тебе фото печатаю, а ты нам работу сделай..."

У младшего Иллариона тоже организаторские способности. Он управляющий большим магазином компьютерной техники. Очень спокойный, уверенный в себе молодой человек. Жена экономист по образованию. Она немного на меня похожа. Мы с ней одинаково смотрим на жизнь.

Крест–Хальджай стал для меня второй родиной. Когда в 1974 году мы с мужем туда приехали по распределению, в Крест-Хальджае только началось строительство двухэтажных многоквартирных домов с удобствами. В основном, население жило в частных домах с печным отоплением. Нам, как молодым специалистам, выделили двухкомнатную квартиру на втором этаже нового дома. Когда я сейчас старшеклассникам говорю, что нам дали совершенно бесплатно новую квартиру, у них глаза делаются круглыми от удивления. Они не верят, когда я, продолжая, говорю, что мы не знали, что такое квартплата и не платили за электроэнергию (муж мой работал в совхозе, который все это оплачивал), за детский сад, продукты были дешевыми, у нас была машина, мотоцикл, моторная лодка и бензин стоил несколько копеек.

На реке Алдан.

Сейчас Крест-Хальджай полностью благоустроенный поселок, даже частные дома подключены к котельной. В Якутии даже в районных центрах мало благоустроенных домов, а в Томпонском районе большое влияние, видимо, оказывает Хандыга. Это благоустройство дает большой плюс, приезжие специалисты остаются, пускают свои корни, обзаводятся семьями. В нашей школе все молодые учителя по программе получили деньги, построили себе дома и не собираются никуда уезжать. Текучести кадров у нас нет.

В поселке новая двухэтажная каменная школа, два детских сада, музыкальная школа, детская спортивная школа, эколого-биологический центр, дом культуры, почта, три фермерских кооператива, метеостанция, молокозавод, работают больше десяти частных магазинов. Так что продуктами мы обеспечены, две частные хлебопекарни.

Однажды в клубе была встреча с высокопоставленными чиновниками, мне дали слово, чтоб я рассказала о нуждах населения. Я сказала, что в Крест-Хальджае люди живут хорошо: почти каждая семья имеет машину, мотоцикл, трактор, по всему берегу Алдана стоят лодки с мотором «Ямаха», точно 80 процентов населения имеют квартиры в Якутске. На меня некоторые обиделись, потому что люди привыкли лишь в плохом свете видеть настоящее.

Сейчас по поселку мы пешком не ходим, заказываем такси. Вот сегодня ко мне приезжали молодые люди, забрали мусор, я им заплатила и похвалила. А вчера по заказу принесли только что выловленную рыбу, очищенную и нарезанную, готовую к жарке. Так что люди уже приспособились, они не сидят, не ждут какого доброго дядю, который приедет и им в рот положит, а находят ниши и зарабатывают. И я как учитель радуюсь этому.

...Время берет свое. Мы остались здесь вдвоем с Игорем. Илларион с семьей живет в Якутске. Я оставила пост завуча, сейчас работаю с детьми из коррекционных классов. Хотелось бы, конечно, поближе к младшему сыну, но в Якутске негде жить. Не могу провести в новый дом газ, никак не можем получить разрешение. Пять раз писали заявления в УГС "Сахатранснефтегаза", но получали отказы. Говорят, что мощности не хватает в газовой ветке нашего участка. Хотя в прошлом году, в октябре, одному из наших соседей газ провели.

На лето мы с Игорем обычно едем в Якутск и живем в доме, который строил наш папа. На первом этаже мы с Игорем. На втором – семья Ларика. Дом стоит на берегу озера, внучки целое лето на моем попечении. Это счастливое для нас время...

Поделиться в соцсетях

Если вы стали очевидцем интересного события или происшествия, присылайте фото и видео на Whatsapp 8 909 694 82 83
21.05.2020 04:22 (UTC+9)
Комментарии: 4
Мира! Алдан 21.05.2020 08:28

Здоровья Вам учитель и всего самого доброго!!!


Якутянка 21.05.2020 17:25

Какая судьба! Прочитала на одном дыхании. И вот такие люди, как правило, никогда никого не осуждают, стремятся сами решать свои проблемы. А то у нас любят поворчать: то не так, да это не так. Побольше бы вот таких людей, как Раиса Петровна!


Осип 21.05.2020 17:43

Вот о таких педагогах надо писать больше, они учат даже своим примером


Мда 21.05.2020 18:44
Верно

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ